Содержание Галерея Гостевая книга
Новости О сайте Поиск
Публикации. Статьи


Публикации. Статьи




В.К. Шахбазова. А.Л. Хорошкевич


ТРЕТИЙ СТАТУТ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО В ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ XVIII в.

Упорядочение земельных отношений в Российской империи в 70-80-ые годы XVIII в., сопровождавшееся Генеральным межеванием, в различных частях страны имело свои особенности.
В Украине, в частности, предпринимались попытки вернуть часть земель в состав государственных. Следы подобных попыток зафиксированы многочисленными судебными делами, сохранившимися в Киеве, в Центральном государственном историческом архиве Украины. Одно из них, обнаруженное и любезно сообщенное Н.В. Ковтуном, которому авторы и приносят благодарность, касалось с. Шуманы Любецкой сотни Черниговского полка1.
Лист 40 из Дела
Суд по иску от 2 сентября 1784 г черниговского уездного стряпчего Василия Левицкого Рогали, представлявшего «казенную сторону», состоялся 7 апреля 1785 г. В ходе разбирательства ответчицы – четыре дочери священника Андрея Сибирского и прапорщик Андрей Затыркевич неоднократно апеллировали к различным статьям Статута (имея в виду Третий статут), требуя соблюдения различных статей «малороссийских прав», в частности вызова в суд всех ответчиков, соблюдения 10 - летнего срока давности земского владения, так называемого «трибунального» права и т.д.
Дело о принадлежности сельца, а затем и деревни Шуманы было не первым.
В 1764 г. значковый товарищ Павел Зурский2 в своем доносе заявил, что Мария Моисеевна Затыркевичева владеет «неналежно, без наддачи и утверждения свободной войсковой деревней Шуманы с борами и лесами». Разбирательство дела продолжалось с 1764 по 1779 год.
Марии Затыркевичевой удалось доказать, что с. Шуманами владеет не она, а черниговский священник Андрей Сибирский, муж Ульяны Васильевны Полоницкой. И Генеральный суд решил дело в пользу Затыркевичевой, но Зурский подал апелляцию.
Правительствующий сенат 26 февраля 1781 г. своим указом предписал вновь произвести следствие (на точность оснований Высочайшего Указа от 10 сентября 1763 г.), и перенес дело на разбирательство из Малороссийской коллегии в Черниговское наместничество, в уездный черниговский суд.
Следствие возобновилось через 3 года. Со стороны казенной, стряпчий Василий Левицкий (Рогали) подал в суд новый иск 2 сентября 1784 г. и 6 сентября 1784 г. по сообщению войскового товарища Ивана Юркевича3 об этом иске, Черниговский уездный суд велел «дать порознь правные позвы», чтобы ответчики – вдовая попадья, Анна Андреевна Сибирская, внучка Василия Полоницкого и отставной поручик Андрей Затыркевич явились в суд сами или прислали «поверенных с правным изверением».
Суд был назначен на 2 октября, то есть через 4 недели после отправки позва4. Ответчики прежде всего объявили о нарушении раздела 4 арт. 66, посвященного «позову», т.е. порядка вызова в суд «братьи неделной, або вчастников, то есть себров». В том случае, если «колько братьи або участников держали одно именье себреное», их следовало приглашать в суд всех разом5.
Одновременно поверенный Анны Андреевны, Павел Зарудный, опротестовал и срок вызова, ибо в разделе IV арт. 18 (С. 187) значилось, что в споре относительно имений полагался не 4-х недельный, а 6 недельный срок6.
«С доношений поверенного» в суде были сняты копии», подлинные были возвращены поверенному. Суд не сразу согласился с обвинениями в нарушении арт. 66 раздела IV7.
29 октября Андрей Затыркевич объяснил суду, что никакими неналежными землями не владеет. Его дед Моисей Дымитриевич 3 мая 1716 г. получил от Евсея Поповичева Ройских Кондратиевых грунт Поповку (двор, лес, дуброву, сеножать и пахотное поле) за долг их отца на сумму 110 коп. Им была предъявлена и запись об этой сделки в книге ратуша черниговского. В Шуманах же имели земли и дворы два брата Григорий и Игнат Шуманы. Дочери первого из них – Матроне, вышедшей замуж за Остафия Зубца и досталась отцовская часть этой деревни.
Однако в 1719 г. супруги Зубцы продали ее Моисею Дмитриевичу, деду Затыркевича, что также было зафиксировано записями.
Тексты обеих записей 1716 и 1719 гг. – выписи из книг меских черниговских права Магдебургского в деле приведены полностью. В результате Андрею Затыркевичу удалось доказать, что «свободных войсковых добр в его и его предков владении» никогда не было.
Однако это произошло не сразу… Черниговский уездный стряпчий Василий Левицкий Рогали привел указ о войсковом (коронном) имуществе от 10 сентября 1763 г., где “названы государева добра безвласными, вследствии того и давности по оным виписам зачитать не следует”8.
Тем временем сестры Анна, Агафья, Ирина, Евдокия – вдова священника, и жены прапорщиков и коллежского асессора, которые в той же деревне “владеют после смерти отцовой Андрея Сибирского, неразделенно”, в соответствии со статутом получили общий позыв в суд от 12 ноября 1784 г.
13 января 1785 г они поручили сыну Анны – Ивану Васильевичу, стряпчему губернского черниговского магистрата, “явиться в суд и на нем ответствовать”. Что он и произвел, указав подробно, каковы владения Сибирских в Шуманах, сколько там подданнических дворов, и душ обоего пола по последней ревизии 1782 г. (30 душ м. пола и 25 душ ж. пола) и объявив, что “владение в деревне Шуманах есть их вечистая и никакому сомнению и спору … не подлежащая собственность”, почти 100 лет находящаяся в собственности рода Полоницких, согласно надаче гетмана Мазепы и подтвержденная универсалом гетмана Ивана Скоропадского от 11 декабря 1709 г. и выписью от 25 сентября 1741 г. из книг права Магдебургского Черниговской ратуши.
Кроме того, он ссылался на право земской давности, совершенно точно цитируя две нормы Третьего статута: “земская давность равно сильна как на имение шляхетское, так и на имения государевы по праву книги статутов разд. 1 арт 20, где государь обовязуется в споре за землю судится тем же законом, которым судятся обыватели (С. 85), а разд. 3 арт. 33 еще и более давность земскую утверждает: “Давность земская между имениями шляхетскими как добрам дворцовым государевым з добрами и имениями государевыми и церковными содержана быть имеет”(С.147).
В дело был внесена и заверенная копия с универсала гетмана Ивана Скоропадского, данный им 11 декабря 1709 г., в котором сельцо Шуманы значилось в сотне Любецкой и закреплялось навечно за Василием Полоницким. После смерти последнего 3 февраля 1730 г. его сыновья не сумели сохранить владение. Отдав в заставу бывшему черниговскому полковнику Михаилу Самсоновичу Богданову за 200 руб. другое отчинное владение Бобровицы, в котором 14 января 1741 г. уступили четвертую часть своей сестре Юлиании Полонецковне Андреевой Сибирской.
Спустя 6 лет, когда жена Богданова потребовала возврата денег, братья оказались не в состоянии сделать это. Ситуацию спас их зять – священник Андрей Сибирский, 6 февраля 1747 г. он дал 500 руб. на выкуп Бобровиц и другие “потребы”, за что и получил Шуманы, Кези, двор в Чернигове и сеножать Тулуповскую, последней еще ранее завладели «насильно» монахи Троицкого Черниговского монастыря.
Стряпчий от казенной стороны, Иван Юркевич, не согласился с доводами поверенного сестер Сибирских, и привлек новые доказательства – материалы Генерального следствия 1726 г., где Шуманы значились как «свободные войсковые», но переданные гетманом Мазепой Василию Полуницкому «з ласки войсковой».
Ссылаясь на разд. IV арт. 44 Статута, поверенный Сибирских заявил, что «Генеральное следствие в достоверности своей высшей власти не утверждено и потому в доказательстве к отбору по оному деревень не служит, ибо оное следствие через каких именно свидетелей производимо было, под присягою ли показанное чинили или партикулярно без присяги, о том по оному следстствию не значится, а по общим законам всякий свидетель без присяги ни какого верования не достоин».
Тем не менее, чтобы доказать земскую давность по разд.III, арт. 33 и 44 Книги Статута (С.147 и 157) ответчики представили в суд, затребованные выписки из текстов Генерального следствия Черниговского полка 1726 г., ревизий 1732, 1734, 1748, 1752, 1756 и 1764 гг., о д. Шуманах и Кезе, которые хранились в архиве Черниговского наместнического управления, и в которых их предки были показаны, как владеющие «прикупленными» дворами и поданными по наддаче мазепиной.
Ответчиками был также представлен суду универсал гетмана Скоропадского от 11 декабря 1709 г., данный деду ответчиц – Василию Полоницкому, а также материалы предшествующего суда 1764-1779 г. против Затыркевичей и, представленные поручиком Андреем Затыркевичем, копии купчих, все это послужило основой для решения дела в пользу ответчиков: «… по силе сих права Малороссийского артикулов …[……………….] оставить оную деревню в прежнем владении ответстствующих (как она есть) наследственном их владении, а со стороны казенной уездному стряпчему от иску отказать и о сем решении писать в книгу».
Частный эпизод из истории поземельных споров в Украине XVIII в. показывает высокую осведомленность рядовой шляхты, пусть даже неграмотной (какой была одна из поповен - дочерей Андрея Сибирского) в действовавших там законах, прежде всего в обширнейшем тексте Третьего статута.
По ходу разбирательства дела поверенным со стороны ответчиц, внуком Андрея Сибирского, было привлечено 10 артикулов из разных разделов Статута, процитированных весьма точно.
Это - разд. I, арт. 20; разд. III “О вольностях шляхецких и о розмноженью Великого князства Литовского”, арт. 33, 44: разд.IV «О суде и судьях» арт. 16, 18, 19, 44, 66, 77; разд.VII «О записех и продажах» арт. 2.
Сохранение в частном архиве правоустанавливающих на землю документов – это отнюдь не особенность Украины. Поразительна, пожалуй, позиция Черниговского уездного суда, который вопреки интересам казны, но в строгом соответствии со статутом решил дело не в ее пользу.
Традиции законопослушания, утверждавшие права собственности шляхты, формировали особый тип национального самосознания, основанный на уважении прав личности, и прежде всего, прав на собственность, тип самосознания, весьма отличный от того, который складывался на остальной территории Российской империи.
Длительное действие Третьего статута, практически до 1840 г.9, с его почти «революционным» положением о равенстве земельных прав государя, шляхты и церкви поддерживало и формировало сепаратистские стремления Украины не только в XVIII, но и в XIX и ХХ столетиях.

Примечания:
1. В 1763 году гетман Малороссии А. Разумовский, установил быть в Малороссии Поветовым или Земским, Гродским и Подкоморским судам на таком основании, как они должны существовать по Литовскому Статуту, и, получив на то Высочайшее соизволение, открыл оные в том же году. На основании Литовского Статута, Земский Суд должен был находиться в каждом повете, а члены его составлявшие обязаны были собираться для решения дел только три раза в год; эти сроки заседания были: первый, на другой день после праздника Св. Троицы; второй осенью на другой день праздника Св. Михаила и третий зимою на другой день Богоявления, и продолжались до совершенного окончания накопившихся до того времени дел.
2. В 1764 году, по прекращении гетманского достоинства, для управления Малороссиею была учреждена Малороссийская Коллегия, которая должна была состоять из девяти членов, из Русских и Малороссиян; при ней находились прокурор и два секретаря, один из Великороссиян, а другой из Малороссиян. Коллегия эта имела значение высшего судебного места в Малороссии; в нее вносимы были по апелляции тяжебные и уголовные дела из Генерального Суда, сама же она зависела непосредственно от Сената; около этого же времени, именно в 1767 году было определено, чтобы Генеральный Суд, вместо 12 ежегодно переменявшихся в нем членов и двух генеральных судей, имел в своем составе от трех и до пяти непременных членов;— из Великороссийских в Малороссийских чинов, также постановлено было, чтобы апелляция на Подкоморские Суды поступала мимо Генерального Суда в Малороссийскую Коллегию.
3. Таково было состояние судоустройства в Малороссии до того времени, когда в 1781 году были открыты в ней наместничества: Новгородсеверское, Киевское и Черниговское
4. Н. Петрухинцев, д. и. н.; А. Смирнов, к. и. н. « Уложение для Украины»: «Судопроизводство на Украине до начала 1840-х годов по-прежнему основывалось не на российском законодательстве, а на Литовском статуте…»
22 ноября 2006 г. Опубликовано в...






1 -ЦГИА Украины. Ф. 1859. Оп. 1. Д. 110. Л. 1-60
2 -Казацкое войсковое звание в полках Левобережной Украины в XVIII в. Значковые товарищи не подчинялись сотенной администрации и находились в юрисдикции полковников или полковой канцелярии, не имели постоянных урядовых земель и выполняли отдельные поручения полковников или полковой канцелярии.
3 - Звание привилегированной верхушки казачьего войска на Левобережной Украине, у которых не было урядовых земель. Они не подчинялись местной сотенно-полковой администрации, находились по непосредственной юрисдикцией гетмана, войсковой канцелярии и составляли род знатной гвардии гетмана, во время походов находились под командованием генерального бунчучного. В походах занимали место полковника; если было нужно, то командовали полком, выполняя поручения гетмана. Этот чин существовал уже при гетмане Самойловиче.
4 - Там же. Л. 2-4.
5 - Лаппо И.И. Литовский статут 1588 ггода. Т. II. Каunas, 1938. С. 247. (далее ссылки на стр. этого издания даются в тексте)
6 - Там же. Указ дело. Л. 6, 7-8.
7 - Там же. Л. 12-13.
8 - Там же. Л. 19.
9 - История судебных учреждений в России///Константина Троцины. СПб.1851.





Жизнь и деятельность Феодосия Углицкого, святителя Черниговского
Некоторые аспекты жизни и творчества Н.П. Хорошкевича
Заказы на строительство Н.П. Хорошкевича
Оглавление

<<< 16 >>>

© 2006 Валерия Шахбазова